Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

ГЛИНЯНЫЙ БОЛВАН

ГЛИНЯНЫЙ БОЛВАН

Подруги все уже с колясками: одна
хоть незамужняя, а разрешилась двойней.
И только я хожу средь них напряжена –
все пристальней гляжу, все непристойней
на матерей с детьми и тех, кто на сносях,
и стройности стыжусь, бесплодной худобы.
Бездетный статус свой скрываю в соцсетях:
мне стыдно полости пустой, порожней скорлупы.
Кого спросить за все – за мрак и хлеб сырой,
за одинокое до дома дефиле,
за бедного пальто унылый скучный крой
и комья глины в подоле.
Со смены шла вчера – трамвай вильнул хвостом –
отправилась пешком. Впотьмах на полпути
я набрала тяжелой глины под мостом:
хоть что-то я могу в подоле принести.
С трудом, как погребенная живьем,
я пробираюсь в непролазном киселе.
Набилась глина в сапоги, в карманах глинозем.
Срываюсь, падаю, ползу, как муха на стекле.
Всю ночь трудилась я, как опытный гончар:
слепила первенца себе из глины дармовой.
Он – раскален в печи до цвета кумача –
корячился в корча́х, орал, как чумовой.
В духовке корчилось и билось головой
мое дитя в огнеупорное стекло.
Не обошлось, увы, без травмы родовой –
без травмы черепа височно-лобовой;
никак без нейротравмы мозговой
не обошлось. Но всем смертям назло
малютка выжил мой. Спасибо, что живой.
Вертляв, как будто в зад ему воткнули штырь,
упрямый низкий лоб потверже кирпича.
Лишь звуки издавал: ни слова, как немтырь,
он с детства проявлял повадки палача.
Пришли ко мне домой коллеги-продавцы.
Склонившимся над ним он уши откусил.
Фонтаном била кровь тогда, как из овцы,
из управляющей. А он удары наносил
чугунной головой, как мощной булавой,
по комнате кружил, хлестала кровь из жил.
От крови озверев, издав звериный вой,
без сна и отдыха он все кругом крушил.
Итак, в мой дом вошло прокачанное зло:
он насмерть сгрыз собак, всех кошек проглотил.
А детскому врачу совсем не повезло:
как пробку, мой сынок ей голову свинтил.
Он брата моего – дошло и до родни –
с балкона покидал – семнадцатый этаж –
с женой, с двумя детьми. Они легли костьми,
а он их пнув ногой, пошел и сжег гараж
с соседями внутри. На дым и дикий ор,
на визг да на пожар сбежался весь район.
Но сын не виноват. Я всем дала отпор.
Бушует в пареньке сейчас тестостерон,
а также озорство и юности задор.

Ведь дети – наше все. Мне в жизни повезло:
я мать. А кто не мать – тот социальный труп.
Я верю, что добро преодолеет зло
и что не пропадет мой скромный скорбный труд.

НАЛИВНОЕ ЯБЛОЧКО

НАЛИВНОЕ ЯБЛОЧКО

Одна из золовок кидалась оземь.
Билась в падучей минуты три.
Со двора выползала, извалявшись в навозе.
Как зомби шла голая по Твери.
Ввосьмером не могли удержать Ирину,
как она, внезапно делаясь синей,
обмазывалась липким, вспарывала перину,
носилась вся в перьях заполошной гусыней.
В монастыри возили безрезультатно:
в Нилову пустынь, в Вознесенский О́ршин.
Бесноватых гонят взашей обратно.
Бесовщина в обители-то – позор же.
Семья как огня боялась приплода:
а ну как родит, принесет в подоле́
чучело в перьях, в семью урода
после срамного безумного дефиле.
На хозном дворе жила по найму семья мигрантов.
Пожилая таджичка, пред свекрами лебезя,
поднесла на блюде крупное яблоко – бонус от квартирантов:
«Вашему дочка, – сказала, – станет рожать нельзя,
когда, – она понизила голос, – перед мужчиной
вот этим вот яблока будет закрыта вход».
Как говорится, клин выбивают клином:
плод приживется в чреве и новый не пустит плод.
Для верности в яблоко впрыснули мышьяку,
что удалось из крыс и мышей достать.
Осталось момент подловить – и тогда ку-ку:
тут уж чужому семени некуда будет пасть.
Подкараулив, скрутили девку – и всем двором
навалились вшестнадцатеро. Ввосьмером
в юродку пихали яблоко. Прочие всемером,
раззявив варежки, сгрудились у ворот:
это было как роды, только наоборот.
Изо всех сил противится яблочная башка:
никому неохота с белого света унутрь лезть.
Ну все наконец – закрыты ворота для мужика.
Тотальный, можно сказать, отворот на смерть.
Все лето лежит юродивица посреди двора,
никого не спросив ни воды глотка.
Вьются над нею осы и мошкара.
Все стороной обходят, смотрят исподтишка.
Вдруг продырявил уши высокочастотный писк.
Все собрали́сь, смотрят во все глаза:
рядом с блаженною копошится комок из крыс.
Возятся и кишат, тело ее грызя.
Хитросплетенный монстр руки уже отгрыз.
Родильница говорит: – Можно рожать, нельзя –
кто от мужика, а кто и от мышьяка –
разницы нет, – сказала, мертвой рукой грозя.
Другою мертвой рукой гладит она сынка –
крысиного стоголового сросшегося ферзя.

Леха прощай



В сегодняшнем номере
газеты "ТВОЙ ДЕНЬ" в колонке происшествий попалась маленькая заметка
"ПОГИБ НЕОНАЦИСТ": "В Петербурге при работе на крыше сорвался и погиб
35-летний промальпинист Алексей В. В прошлом Алексей принадлежал к
экстремистской группировке "ШУЛЬЦ-88". Трагедия произошла в Приморском
районе, где мужчина работал на кровле двухэтажного здания.У погибшего
остались жена и двое детей.(...) Алексей В.состоял в неонацистской
группировке "ШУЛЬЦ-88". В 2003 году вместе с другими членами" Шульца"
был арестован и почти год отсидел в СИЗО. Но на суде был оправдан за
отсутствием доказательств."


Вот так - через бульгазету- я узнала о
смерти друга.Фактические данные не оставляют сомнений,о ком речь. Мне
не с кем помянуть Леху: у нас не было ни одного общего знакомого - но
мои близкие знакомы были с Лехой через меня - Гриша,Глеб и Платон- они
встречались на моих выступлениях и даже все вместе оказались у нас в
гостях вместе с четой Емелиных из Москвы,после чего жена Емелина
запустила в интернет статью "Наталья Романова - чужая".Ее забесило как
раз-таки то, что ,"несмотря на более чем достаточное количество взрослых
мужчин (то были Мякишев,Копейкин,Бауэр и,собственно, Емелин),-Романова
весь вечер продолжала проводить время с подростками и на все попытки
втянуть ее в беседу на взрослые темы отвечала: "мне неинтересен ваш
дискурс". "Подростки" - это были Ющенко Г.С., в то время уже являвшийся
моим законным мужем, мл.сын Глеб Романов с красным ирокезом на башке ; к
"подросткам" же был причислен и Леха. Что и неудивительно:назвать Леху
"мужчиной" можно только в сухой сводке происшествий -я только сегодня
осознала,сколько ему лет. Выглядел он от силы на 20 лет: у него была
сухая фигура тренированного подростка и лицо подростка,одновременно
волевое и порочное,и нос в переносице перебит(уличные драки). Выглядел и
одевался Леха стильно и небрежно-в духе английских стиляг oldschool с
хулиганским уклоном.Летом - классные кеды, зимой мартенсы.На обывателей
производил тревожное и опасное впечатление.Не производил: он таким был.


Тогда
на этом афтерпати я всех людей угощала щами,сваренными из трех сортов
мяса,и Леха похвалил меня так, как никто бы никогда бы не похвалил. Он
сказал без всякого пафоса: -Наташка, эти щи я готов пустить себе по
вене.


Леха был одиноким волком. Он всегда и везде был один.С ним
невозможно было представить девушку или компанию друзей. Никогда не пил
ничего.Но не потому,что у него были проблемы с бухлом-просто не
пил.Всегда был трезвым.Мог покурить немножко.Никогда ни на чем не
торчал.Я завидую его стопроцентной,безусловной самодостаточности и
независимости,восхищаюсь этим.Он был очень серьезно образован в
современной культуре. У меня много друзей и знакомых, и все они не
какие-нибудь лохи,а некоторые из них - даже деятели этой
совр.культуры.Всем им еще нет 30 лет. Рядом с Лехой трудно мне поставить
кого-либо изо всех этих также уважаемых мною людей. Рафинированная
речь;энциклопедическая осведомленность в альтернативных
дискурсах-Lurkmore и особенно википедия курят - Леха был не из тех, кому
бы только пыль в глаза пустить и попиздеть-ему были интересны не
только факты.Его хотелось слушать,о чем бы он ни говорил,никогда не
любовался собой,не было в нем никакой позы,апломба и уж тем более
агрессии.


В восьмом году Леха уже переехал с нашего района на
Апрашку. Мы с Ющенко Г.С. зашли к нему в гости перед совместным походом в
МОД на группу СКАЗЫ ЛЕСА. Это была хата-общага ,где жили исключительно
мигранты. Каморку Лехи от семьи таджиков отделяла легкая фанерная
стенка не до потолка - с одной стороны - и тяжелая восточная занавеска
от семьи еще каких-то азиатов -с другой стороны. Тем не менее и Леха, и
его азиатские соседи выглядели вполне счастливыми. Идеальную чистоту в
этом ковчеге поддерживали семейные восточные женщины. Передвигаться по
их вылизанным стерильным полам надо было в носках (так как босые лапы
могли оставить следы на идеально вымытом линолеуме).О том,чтобы переться
в ботах по коридору и речи быть не могло. На кухне хлопотала
чистоплотная домовитая узбечка, а на табурете возлежал великолепный
ухоженный белый кот - как символ толерантности -в самом что ни на есть
идеальном смысле.


Я поняла:Леха уже в раю - вот именно так и выглядит,наверное, модель рая для скинхеда.


Не
наверное,а точно. Понюхав плов, погладив кОта и сходив в стерильно
вымытый сортир,куда я,собственно,и отправилась,путешествуя по этой
райской квартире, я немного заблудилась и вошла не в ту дверь: там ,к
моему смущению, таджик средних лет брил себе яйца. Извинившись,я пошла
дальше и между делом меня разобрал смех: не из-за таджика, а из-за
своего нового экзистенциального опыта. Я увидела картину ,которая
никогда и ни за что не могла бы стать моделью ни для одного художника,
кроме Ющенко Г.С. И ни для никого,кроме Алексея В.(все они в это время в
прямом смысле слова находились за картиной - то есть за перегородкой из
фанеры).


Обратите внимание,что речь здесь идет о неонацисте,
если кто забыл. Я вырезала заметку из газеты "Твой день" под названием
"ПОГИБ НЕОНАЦИСТ"и засунула ее в свой малескин. Моему горю нет предела.