Наталья Романова. Поэт. (redhead_lg) wrote,
Наталья Романова. Поэт.
redhead_lg

Василиса

ВАСИЛИСА

Мать перед смертью шила кукол
для финской лавки в Сортавала.
Все страшные вообще, без лиц – по типу пугал.
С таким она тогда стартапом стартовала.
Но не успела сдать, сложила в угол
и умерла. Не реализовала.
Сестрица азбуки не знает толком
и плохо ходит, а самой уже шестнадцать.
Садится у окна, наружу смотрит волком,
резинку на штанах ослобонив послабже.
Нажрется жирного с утра, что пузо виснет,
и ну в окно лушпайками кидаться.
Сама – ни за порог, все время в доме киснет.
И скучно ей, и некуда податься.
Мне тоже все давно достало до блевоты.
От зэков и солдат себя блюдем, страхуем.
Ни женихов, короче, ни работы.
А мне-то не шестнадцать – двадцать с хуем.
Я тоже занялась кустарщиной. Вручную
карельский сарафан пошила сикось-накось.
Еще рубаху длинную ночную.
Гляжу, а я ж дизайнерка однакось!
Пусть косо-криво, раньше за такое
башку бы на базаре оторвали.
Теперь наоборот – за крафт бабло рекою.
еще бы жить хотя бы в Сортавале,
а не в Хиитоле, где дизель, гарнизоны,
и тролли с гоблинами прячутся в лесах.
Ну пусть не тролли – просто зэки с зоны,
без разницы – у всех одно в трусах.
Я шмот гребу в баул. В лесу кукун загукал.
И я беру с собой одну из страшных кукол
без глаз. И помесь мешковины и полена
я нарекаю, как сестру, Елена.
Обратный путь короче, чем прямой,
зато рисковей втрое.
Три раза по пути домой
за мною шли, а в третий сразу трое!
Я чую за спиной смертельный лед и смрад,
из горла выблевать пытаюсь воробья –
и вот через плечо бросаю я назад,
не оборачиваясь, куклу из тряпья.
И голова ее катилась, как снаряд.
Кровавая легла меж нами полынья.
А вот теперь меня попробуй догони!
Забор с колючками я вижу, КПП.
В Хииттоле кругом отсутствуют огни.
А вот и дом родной темнеет буквой П.
Патрульный автозак мигает во дворе,
а рядом скорая, и в тусклом фонаре,
Вверх горлом, как наполненный сосуд,
моей сестрицы голову несут.
Свисает как ботва, к земле ее каре.
Картина Репина, короче «Страшный суд».
Как зомби, заглянуть пытаюсь под брезент,
к фургону крытому приблизившись с торца,
я вижу тулово, с трудом раздвинув тент.
Оно в руках сжимает куклу без лица –
одну лишь голову – не куклу, а фрагмент.
Ей только б все ломать да портить – вот овца.
Subscribe

  • (no subject)

  • БОДИПОЗИТИВ

    БОДИПОЗИТИВ Обрубок дерева валялся на пути, от солнца и воды сошла на нём кора. Отверстие сучка зияло посреди – в излучине ствола разверстая дыра.…

  • ДОСКА

    ДОСКА Сегодня пробка на КПП: внутри толпа, беготня, скандал. На факультете у нас ЧП: доцент на лекции ёбу дал. Ему казалось, везде вода – он…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment